Main
Главная
News
Новости сайта
Biography
Биография
Face to face
Лицом к лицу
Filmography
Фильмография
Wallpapers
Обои для рабочего стола
Screenshots - movies
Скриншоты из фильмов
Screenshots - Interviews, Reclame, Show, Making of...
Скриншоты из телепередач и фильмов о съёмках
Pressa
Пресса
Video
Видео
Links
Ссылки
GuestBook
Гостевая книга

Кристоф Ламбер: «Моя дочь - моё величайшее достижение»

Интервью с актёром и его дочерью Элеонор

От своего отца она унаследовала большие голубые глаза, но «красоту - от своей матери», - добавляет Кристоф Ламбер, улыбаясь.

Актёр, бизнесмен, писатель, только что опубликовавший свой второй роман «Судья» в издательстве «Plon», гиперактивный человек, одновременно снимающийся в фильме Клода Лелюша «Один плюс одна» и комедии братьев Коэнов «Аве, Цезарь!». Но когда рядом с ним его уникальная дочь, его «звёздное достижение», время останавливается.

На отдыхе с ней актёр возвращается к профессии отца и к теме его человеческих страданий.

Пари Матч: Вы проводите свою жизнь в отелях. Сегодня у вас есть Pigonnet. Это было вашей мечтой?

Кристоф Ламбер: Я купил его с моими друзьями Мишелем и Хьюго и хорошим партнёром, компанией «Дух Франции», специализирующейся на индустрии гостеприимства. Это именно то, чего я хотел всем сердцем. Это случилось, благодаря моему другу Marc Pietri, боссу солидного агентства недвижимости, от которого мы узнали о продаже этого отеля.

Элеонор Ламберт: Когда мой отец сказал мне, что он купил отель, я подумала, что это здорово. К сожалению, я не могла тогда отдохнуть здесь подольше, потому что мне нужно было возвращаться в Нью-Йорк, чтобы работать и помогать моему другу в его продвижении.

Пари Матч: Какой вы отец?

Элеонор Ламберт: Мой отец - супер папа! Он так часто заставляет меня смеяться! Он отличный человек! Может быть совершенно серьёзным, и вдруг становится сумасшедшим! Это то, что придаёт ему очарование. Я очень им восхищаюсь. Он может быть одновременно моим доверенным лицом, моим другом и моим отцом. Моя мать была строже, более авторитарной в отношениях со мной. Но она научила меня многое понимать. Даже если мои родители уже давно разведены, они сохранили очень хорошие отношения.

Пари Матч: Кристоф, вы обучались в Швейцарии. Вы страдали от своего одиночества и тяжело переживали отсутствие отца, дипломата. Это сыграло роль в ваших отношениях с дочерью?

Кристоф Ламбер: В детстве я заполнял пустоту при помощи моих школьных друзей. Они по-прежнему остались в моей жизни. Элеонор получила две формы воспитания. У нас с Дайан было золотое правило, которого мы придерживались всегда: никогда не противоречить друг другу. Несмотря на мою работу, расстояние между нами, я проводил девять месяцев в году с ней до тех пор, пока ей не исполнилось 12 лет. Я помогал ей в выполнении домашний заданий. Тем не менее, я установил определённые правила, например, уважение и честность в отношениях между нами.

Элеонор Ламберт: У меня было абсолютно нормальное детство. Я вижу разницу между французскими и американскими родителями. Во Франции существует определённая близость между детьми и родителями, между ними меньше барьеров и табу. А в США мы встречаем так много различных менталитетов! На Западе люди очень либеральные. На востоке, в больших городах, таких, как Нью-Йорк, они более терпимы. На юге встречается много расизма и антисемитизма.

Пари Матч: В 2011 году вы выпустили свой первый роман «Девушка-амулет» (редакция Plon). Сегодня в этой же редакции вышел роман «Судья». Как случилось, что сентиментальная история перешла в триллер?

Кристоф Ламбер: Моя жизнь полна крайностей. Я могу прожить очень сильную любовную истории, и длительный период одиночества. То же и в романах. «Судья» - это своего рода инспектор Гарри, который изначально мстит убийцам своей жены и дочери. Он провёл восемь лет в тюрьме. Нам часто говорят, что по статистике насилие уменьшается. Хотя мы видим его везде. Но никто не должен брать правосудие на себя.

Пари Матч: В этом году вы впервые снимались у Клода Лелюша?

Кристоф Ламбер: Да, но я знаю его долгое время. Клод живёт кино. Это человек, который ведёт вас за собой с любовью нетипичными способами работы. Я был очень рад играть вместе с Жаном Дюжарденом, Алисой Fol и Эльзой Zylberstcin. Съёмки проводились в Нью-Дели, Бомбее и Керала. В то же время я был частью команды братьев Коэнов. Опять же, это исключительные руководители. Итак, я не отказал братьям Коэн и не сказал «нет» Лелюшу.

Пари Матч: Вы также бизнесмен. Разве вам недостаточно кино?

Кристоф Ламбер: Я занимаюсь бизнесом не для того, чтобы оставить кино. Я понял, что не хочу стать своего рода машиной, которая должна работать, потому что это нужно. Бизнес создаёт баланс. Я делаю вложения в недвижимость и в создание сайтов, в том числе, для Keework, где люди могут искать работу, и где соблюдается сто процентов анонимности. Центр занятости и Medef - наши партнёры. Я также сейчас участвую в совместном производстве полнометражного фильма от Palmashow с Алленом Голдманом.

Пари Матч: В течение последних трёх лет вы пережили трудные времена: смерть вашего брата, разрыв с Софи Марсо. Вы смогли преодолеть эти испытания?

Кристоф Ламбер: Мой брат умер в августе три года назад. У него был рак кости. Он был не такой, как все, с особенностями в умственном развитии, но при этом он был поэтом и художником, который жил в своём замкнутом мире. И он был по-своему мудрым. Он был на три года старше меня. Долгое время он оставался в больнице, очень тяжело страдая. Это могло продолжаться десятилетие, но по его просьбе были прекращены тяжёлые процедуры. Мы уважали его выбор. Что касается Софи, я не хочу об этом говорить. Это слишком личное.

Элеонор Ламберт: Мой отец всегда делился со мной своими любовными историями, если это были серьёзные отношения. Он любил двух женщин после моей матери: Софи Демаре и Софи Марсо. У нас всегда были хорошие отношения. Софи удивительная мать и женщина. Я чрезвычайно уважаю её!

Пари Матч: Вы - чувствительный человек с тонкой кожей?

Кристоф Ламбер: Я часто бываю очень уязвимым. Я чувствую, что чем мы старше, тем более хрупкими становимся на эмоциональном уровне. Сегодня я могу плакать, как Магдалена, как на сцене жизни, так и в кино. Меня переполняют чувства.

Пари Матч: Вы одиноки?

Кристоф Ламбер: Я сентиментален и романтичен. Расставшись с одной женщиной, я никогда сразу не вступал в роман с другой, мне нужно время. Тем не менее, Дайан Лэйн или Софи Демаре, мои бывшие женщины, стали моими лучшими друзьями.

Пари Матч: Когда я спросила вашу дочь, чего бы она хотела для вас, она сказала: «Я хочу, чтобы он был счастлив, и особенно, чтобы о нём лучше заботились». Она беспокоится за вас?

Кристоф Ламбер: Когда мы любим кого-то, мы хотим этому человеку счастья. В возрасте семи лет она видела, что я пил, выходя за пределы разумного, и не понимала этого. Сегодня мы открыто говорим об этом пристрастии к алкоголю. Она знает, что я отвыкаю от этой привычки.

Пари Матч: Это доставляет вам дискомфорт?

Кристоф Ламбер: Нет. Я не пью, чтобы не разрушать себя. Нам кажется, что выпивка приносит благо, но это ложь, кажущееся удовольствие. Я не поддерживаю это состояние. Я точно знаю, что я делаю, и нет таких причин, из-за которых нужно пить. Я положил конец этой зависимости.

Пари Матч: Почему вы занимались самоуничтожением?

Кристоф Ламбер: У меня нет ответа на этот вопрос. Большую часть времени я могу контролировать себя. Но иногда я срываюсь. Я начал задавать себе вопросы в свои 42 года. Я вставал ночью, чтобы пить. Врачи помогали мне, объяснив, что нужно, чтобы полностью отучить себя от этого пристрастия. В течение трёх лет я не выпил ни капли алкоголя. Но однажды вечером я снова сорвался. Мне опять пришлось обратиться к врачам. Отвыкнуть от пагубного пристрастия нелегко. Особенно тяжело первые три или четыре дня. Я должен был отучать себя дюжину раз за последние пятнадцать лет. Я знаю этот механизм. Я не пью ни капли спиртного некоторое время. Я нахожусь в хорошей форме. Зачем же к этому возвращаться?

Пари Матч: И часто возвращаются старые демоны?

Кристоф Ламбер: Врачи говорят, что это не дефект, а болезнь сродни раку. Вот почему люди не всегда понимают, что нужно вовремя остановиться. Лучше лечить добротой, чем словесными оскорблениями.

Пари Матч: И как вы справляетесь с этим?

Кристоф Ламбер: Мы не должны бояться принимать помощь. Сегодня я очень комфортно чувствую себя в своей коже. Я не был рождён для того, чтобы быть несчастным или делать несчастными других. Эти многочисленные рецидивы многому меня научили. В настоящее время я выхожу из этой спирали.

Пари Матч: Ваша дочь хочет стать моделью. Вы предупредили её об опасности этой профессии?

Кристоф Ламбер: Нам следует прекратить предупреждать детей. Необходимо просто уметь слушать их. Если у неё будут проблемы, я всегда окажусь рядом. Она хочет начать карьеру модели, я поддерживаю её в этом.

Элеонор Ламберт: В тот день, когда я увидела фотографии Кейт Мосс в журнале «Вог», я сказала: «Я хочу делать то, что она». Я обклеила, как обоями, стены фотографиями моделей, в том числе есть стена, посвящённая исключительно Кейт Мосс. Пусть это не идеально, но это то, что мне нравится. Я подписала контракт с агентством. Я разместила фотографии на моёй странице в инстаграмме (ello_kitty). Я также хочу закончить учёбу. Я занимаюсь исследованиями музыки в Нью-Йоркском университете (NYU). Я регулярно пишу статьи в газете Нью-Йорка «Village Voice» и журнале «DJ».

Пари Матч: Что вы взяли от соответствующих культур своих родителей?

Элеонор Ламберт: Мой папа близок со мной. С ним я могу говорить о мальчиках, алкоголе, американцы более скромны в разговорах на такие темы. Моя мать научила меня всегда держать ум открытым, иметь сочувствие к другим людям, быть ответственной в своих поступках, понимая, что каждое действие имеет последствия.

Пари Матч: Чего бы вы хотели достичь?

Кристоф Ламбер: Я стараюсь управлять своими желаниями чего-то достичь, потому что я вечно недоволен собой. И мой главный приоритет - это моя дочь, моё величайшее достижение, что делает меня счастливым.

Франсуаза SMADJA, «Пари Матч», № 3452, июль 2015 года (Перевод Виктории ГОРОДЕЦКОЙ, автора сайта)

                                    Contact e-mail- mauru@inbox.ru